August 14th, 2017

Мы в ответе или о нерусском Русском мире.

Буду краток (с). Есть народы, которые когда-то давно сделали ставку на русских и Россию. И с тех пор ни разу эту ставку не меняли. Это башкиры. Это осетины. Это буряты. Это якуты, хоть сейчас они и дрейфуют к национализму потихоньку. Это, как ни странно, калмыки - те, кто остался в России, а не сбежал обратно в Китай - даже с учетом известной нехорошей истории в Отечественную. Это, наверное, кто-то еще - народы, выбравшие мою страну как центр притяжения, карелы, например. При условии наличия альтернативных центров особенно. Те же осетины могли бы принять ислам (и частично даже ведь приняли) - и стать своими на Кавказе. Но нет, они христиане, за что регулярно получают от соседей; школу в Беслане все помнят.

А есть окраины, где местные всегда поглядывали на сторону. И чуть только Россия ослабела, они радостно кинулись к другим центрам силы. Прибалтика вся. Грузия. Та же Болгария. Поляки и чехи изначально ориентировались на Запад, они просто вернулись к изначальному состоянию. С Украиной сложно.

Совсем мелкие народы просто давно ассимилировались. А вот крупные... по-всякому. Очевидно, что Чечня и Татарстан считают себя как минимум региональными центрами силы, и с Москвой у них отношения очень условно клиентские. А вот те же чуваши - которых миллион с лишним - вполне православные и давно ориентируются больше на Москву, чем на Казань.

Понятно, что лояльные народы большая удача для Москвы. И она идет навстречу как уж может, вон киргизов сколько приехало на работу - ну так они по-русски говорят лучше нас с вами, гражданство за полгода получают.

Но я хочу сказать о том, что за эти народы моя страна по жизни в ответе. И что вся история с Южной Осетией, думаю, началась из-за того, что они хоть и южные, но осетины - а осетины сейчас на Кавказе чуть не единственный искренне преданный России народ. И как не помочь их родным братьям.

И что как мне было хреново, когда эти народы вместе с Россией шли на дно. Как бы так сказать - одно дело, когда ты болеешь сам. А другое - когда еще и заразил своего ребенка.

Очень большое чувство вины. Простите нас, пожалуйста.