November 6th, 2017

Never again.

Мне в прошлом пару раз встречались любопытные инсайты относительно мотивации советского руководства.

Сталин, будто бы, родился и вырос в могучей Российской Империи, и положил жизнь на то, чтобы территориально ее восстановить. Надо сказать, что во многом преуспел, а где не преуспел (как в Финляндии и Польше) - по крайней мере гарантировал дружественные или нейтрально-дружественные режимы. Буковину, как известно, прибрал с разгону - ну или в компенсацию за то, что не получилось прибрать.

Брежнев, будто бы, со всем своим Политбюро прошел войну, и положил жизнь на то, чтоб у нас не случился второй 41-й год. Оттуда и крайняя милитаризация советской экономики, а вовсе не из-за какого-то мифического желания экспансии. Оттуда тысячи танков про запас, ну и так далее.

Интересно применить к Путину этот же метод. Ну, его слабость к силовикам понятна и оправдана его карьерой в этих структурах. Крым - ну как Сталин, восстановление, пусть понемногу, привычных с детства и естественных для него границ (в скобках скажем, что Синьцзян и Тибет для китайцев туда же, и Гонконг с Макао, и Тайвань они дожмут скорей всего).

Но еще мне упорно кажется, что недопущение повтора катастрофы девяностых для него тоже значимо. Другое дело, что с такой высоты уже не упадешь, потому что хрен на нее заберешься - но в целом как-то вот так я вижу его общую внутриполитическую линию.

Never again, во всех трех случаях руководство когда-то в прошлом испытало вместе со всей страной тяжелую травму и находится всю оставшуюся жизнь под ее влиянием. Мне кажется, гипотеза вполне разумная.