May 25th, 2018

Криминологическое.

Продолжим, что ли, сеанс дятложуковедения. Нас тут справедливо критикуют за малое количество цитат из первоисточников - будемте же исправляться.

...Странник взял со стола тяжелый черный пистолет, неторопливо поднял и два раза выстрелил, и чадо охватило руками пробитую лысину и повалилось на ковер…
---------------------------------------------------
Треснул выстрел. Негромкий сухой выстрел из «герцога». ...

Треснули еще два выстрела, один за другим...

Лев Абалкин лежал посередине мастерской на спине...

Лев Абалкин был еще жив. Пальцы его правой руки бессильно и упрямо скребли по полу, словно пытались дотянуться до лежащего в сантиметре от них серого диска детонатора. ...

Я шагнул к Абалкину и опустился возле него на корточки. (Экселенц каркнул мне что-то предостерегающее.) Абалкин стеклянными глазами смотрел в потолок. Лицо его было покрыто давешними серыми пятнами, рот окровавлен. Я потрогал его за плечо. Окровавленный рот шевельнулся, и он проговорил:

– Стояли звери около двери...

– Лева, – позвал я.

– Стояли звери около двери, – повторил он настойчиво. – Стояли звери...


Что видим. Сикорски стреляет в голову Волдырю, и, судя по всему - Абалкину тоже, иначе тот бы явно выжил (смерть Абалкина посчитаем доказанной фразой "был еще жив"). Всего три выстрела, один, предположим, останавливающий, и два добивающих, контрольных в голову. Окровавленный рот - признак пули в легком, насколько я понимаю, это результат останавливающего выстрела, равно как и положение тела "на спине".

К картине есть два очень серьезных вопроса. Первый - с двумя пулями в голове говорить что-то, а тем более упрямо повторять, несколько проблематично. "Серые пятна" на лице Абалкина, полагаю, отнесем туда же, куда "мрачный красный свет" в глазах Щекна - к чудесам Зоны. Вряд ли это прям побочное действие работающей программы Странников, хотя авторы на это усиленно намекают.
Второй же вопрос, наверное, еще более серьезный. Детонатор не на своем законном месте. Не в ящике с остальными. Не на столе. Он на полу, в сантиметре от руки Абалкина - и это требует хоть какого-то объяснения.

В комнате три человека, Сикорски, Глумова и Абалкин. Кто из них мог взять из ящика детонатор? Не Абалкин явно - он бы его точно не выронил даже от трех пуль. Не Сикорски, полагаю - разве что спрятать в карман от греха подальше, но тогда он бы не оказался на полу. Остается Майя. Полагаю, Абалкин приказал ей достать его детонатор и бросить ему - и она подчинилась. Но поймать его он уже не успел.

Я намеренно оставляю в стороне ситуацию, когда детонатор САМ двинулся в сторону Абалкина, мб даже с телепортацией. Это интересный вариант, он объясняет внешний вид Сикорски - "Шафранная лысина и слегка обвисшая, обращенная ко мне щека Экселенца были покрыты крупными каплями пота" - и немедленное открытие им огня.

Однако внешний вид Майи, явно только что подвергшейся сильнейшему воздействию - "У Глумовой было неподвижное, совсем равнодушное лицо, а глаза ее были страшно и неестественно скошены к переносице" - заставляет все же предположить, что детонатор достала и бросила именно она.

Спасибо за внимание, жду разгромной критики.