Category: космос

Category was added automatically. Read all entries about "космос".

Так вот, национальный вопрос.

Как я уже имел честь докладывать, Каманин убежденный коммунист. И, как таковой, далек от огульного охаивания любого народа, равно как и от огульного превозношения. Однако за описанные в дневнике годы он неизбежно сталкивается с представителями нескольких советских национальностей. Которые, так сказать, и формируют портрет соответствующей национальности, по крайней мере в глазах читателя - не знаю уж, как в его собственных.
Там, где смогу, буду приводить просто цитаты из дневника, с минимумом личных комментариев. Приступим.

Рафиков Марс Закирович, единственный татарин в отряде космонавтов.

Сегодня Вершинин подписал приказ об отчислении капитана Марса Рафикова с должности космонавта и направлении его старшим летчиком в истребительную часть. Этим же приказом объявлен выговор космонавту капитану Аникееву. Оба они 12–13 марта без разрешения уехали из гарнизона и «шлялись» по ресторанам Москвы. Рафиков, кроме того, не ладит с женой, все время поговаривает о разводе. В мае прошлого года, будучи на отдыхе в Сочи, бегал к другой женщине, а когда его жена возмутилась его поведением и стала ему выговаривать, он избил ее.

Отмечу, что Аникеев в итоге тоже вылетел из отряда по знаменитому нелюбовскому делу.

Николаев Андриян Григорьевич, единственный чуваш в отряде космонавтов.

Тут цитат пришлось приводить бы слишком много, поскольку Каманин лично курировал его семью с Терешковой, и вообще относился к ним практически как к собственным детям. В целом отношение к Николаеву очень теплое. Повторюсь, у читателя складывается впечатление исключительной надежности, хотя и некоторой медлительности Николаева. Да, и некоторого недостатка общей интеллигентности. Но он все же Третий Космонавт, а это не шутка.

Керимов Керим Аббас-Алиевич, генерал-ракетчик, сперва в РВСН, затем в Минобщемаше; председатель Госкомиссии по пилотируемым полетам (в течение 25 лет). Азербайджанец, сын инженера и сам инженер. Прямой характеристики Каманин не дает, ограничиваясь записью (1966 год) о недопустимости понижения ранга председателя Госкомиссии. Цитата по памяти - "чтоб справляться с академиками и генералами, нужен хотя бы министр". Тем не менее, в целом критики Керимова нет, есть осторожный позитив и даже где-то уважение.

Мнацаканян Армен Сергеевич, главный конструктор системы стыковки "Игла". Понятно, армянин. Личная характеристика отсутствует, зато система "Игла" угробила несколько полетных заданий подряд.

Яздовский Владимир Иванович, полковник, профессор, врач. Главный по пыткам космонавтов. Польская кровь и фамилия.

Я никогда не восхищался В. И. Яздовским. Он неправдив, недисциплинирован, но у него большой и очень ценный опыт — более десяти лет работы над космическими проблемами. Не использовать этот опыт было бы глупо. В последние месяцы, подгоняемый тщеславием ( «Я создал новую науку — космическую медицину»), корыстью и оскорбленным самолюбием, Яздовский просил себе звания Героя, генерала и члена-корреспондента АН СССР. Он развернул организаторскую работу и сумел быстро сколотить вокруг себя очень дружный коллектив своих сторонников. Волынкин, Денисов, Генин и десятки других — это все исполнители его воли. Институт и даже партийный комитет института на 80 процентов за Яздовского и против ВВС. В такой обстановке выгнать Яздовского, как об этом мечтает Руденко, дело не только трудное, но и не умное. Потребуется значительное время, чтобы поставить институт на правильный путь, а Яздовского и всех его подхалимов утихомирить.

Галлай Марк Лазаревич, полковник, летчик-испытатель, Герой Советского Союза, в 1960-1961 годах тренировал гагаринскую шестерку как пилотажник. Еврей. Автор ряда книг, крайне мною уважаем. Вот у Каманина несколько другое мнение.

Сегодня мне принесли на утверждение план киносъемок космонавтов, разработанный военными и гражданскими кинооператорами с участием М. Л. Галлая. В плане — сплошной Галлай: он встречает, объясняет, учит, указывает и т.д. Я прочитал план в присутствии Галлая и вычеркнул из него всех, кроме космонавтов.

Волынов Борис Валентинович. Космонавт, командир отряда слушателей-космонавтов (курсантов). Еврей по матери (кто бы мог подумать!). Запись от 71-го года:

Незадолго до отъезда из Центра на аэродром у меня состоялся нелегкий разговор с Борисом Волыновым, который уже второй год командует отрядом слушателей-космонавтов. Назначая Волынова на это «тихое» место, я откровенно объяснил ему, что в ближайшие два-три года его не разрешат послать в новый космический полет и будут ограничивать в выездах за границу. В ЦК (Сербин) и ВПК (Царев) мне довольно прозрачно намекнули на то, что еврейские родственники Волынова «будут висеть на нем тяжелым грузом». Волынов, однако, не хочет мириться с обидными ограничениями и при каждой встрече со мной просит включить его в один из экипажей, готовящихся к очередным полетам. Сегодняшняя наша беседа была предельно откровенной и потому особенно трудной — я пытался убедить Бориса, что в сложившейся обстановке ему лучше пока не напоминать о себе и не настаивать на новом полете. Я, правда, не уверен, что после этой беседы он прекратит поиски ответа на мучительное для него «почему?»...

Надо отдать должное либо настойчивости Волынова, либо чьей-то снисходительности - в 1976 году он все же слетал еще раз, да еще и на военную станцию. Полет закончился не очень здорово, и все же более полутора месяцев на орбите он провел. Но об этом Каманин уже не упоминает, увы.

Кэбин Йоханнес Густавович, первый секретарь ЦК компартии Эстонии. Упоминается вскользь, в рапорте одного из космонавтов, побывавшего с ним в загранпоездке - "недалекий, и ярый националист".

Отмечу, что ни украинцев, ни белорусов Каманин от русских никоим образом не отделяет; как, впрочем, и никто тогда не отделял. И еще отмечу, что остальные стопицот советских национальностей в поле зрения дневника Каманина показательно отсутствуют. У меня все, доклад закончил.

Дневники Каманина-3.

Персоналии, продолжение.
Промышленность.

Королев. Очень сложное отношение, одновременно и уважение, и бои чуть ли не по всем фронтам. Прослеживается момент, когда уважение становится доминирующим; на одном из запусков Королев приезжает к космонавтам в 7-15 утра просто чтоб проверить, спят ли они - и Каманин пишет "он не щадит ни себя, ни своих людей". С этого же момента прослеживается мысль о том, что надо в интересах дела договариваться и поддерживать добрые отношения; сказано - сделано, в итоге последние 2-3 года личные отношения очень хорошие, причем Королев тоже весьма Каманина уважает. Есть моменты просто ударные - так, на переделку "Востока" в трехместный "Восход" Королеву отводится всего полгода; Каманин пишет "впервые увидел Королева растерянным". ЧСХ, полгода хватает, и полет удачен, хотя Каманин прям выдыхает "нам фантастически везет". Суровая драка за космонавтов-инженеров и в первую очередь за Феоктистова. Ну и надо признать, что когда становится ясным поражение в лунной гонке, то покойного уже Королева Каманин записывает в ряд виновных в этом. Отмечает его конфликты с Глушко и Челомеем. Но не менее раз трех пишет "имя Королева должно идти сразу за именем Гагарина, никто столько не сделал для нашего космоса". Отмечает и разделяет его эмоции по поводу секретности, закрытости имени - "американцы вон фильм про него уже сняли, от кого мы секретим-то?"

Мишин, сменщик Королева. За пять лет ни одного доброго слова. Особенно отмечается алкоголизм, необязательность, отсутствие лидерских качеств, трата миллиардов на обреченный лунный проект. Видно, что смена Вершинина на Кутахова, а Королева на Мишина крайне болезненна.

Челомей, Реутов, ОКБ-52, конкурент Королева и Мишина. Первые упоминания уже после смерти Королева, отмечается весьма высокая культурность как самого Челомея, так и его сотрудников и - особенно - работы на его заводе. Каманин пишет после посещения Реутова - "это практически нормальный авиазавод, не то что в Подлипках, те как были артиллеристами, так во многом и остались" - в устах летчика это высочайшая похвала. Королев, впрочем, в свое время Каманину жаловался, что пришлось как ракетчику лечь под артиллеристов, а предпочел бы ВВС. Что не помешало Королеву отжать у Челомея площадку в Филях, завод Хруничева, и по итогу иметь на порядок больше заводов и персонала.

Остальные Главные конструкторы - отношение ровное. В положительную сторону выделяются Северин (скафандры) и кажется, Дашевский (парашюты); в отрицательную, причем довольно злобно - Мнацаканян (система стыковки "Игла", подводит просто регулярно).

Феоктистов - это прям отдельная песня. Личное уважение как к инженеру и человеку очень высокое. Однако Каманин настроен категорически не пускать его в космос повторно, как по медицинским показателям, так и по - поразительно - моральным; "он тут второй раз развелся и третий женился". Надо отметить, что в целом к королёвским кандидатам в космонавты, которые смогли пройти отбор, отношение ровное и даже положительное; проблема только в нехватке времени на подготовку - "за два года мы бы сделали из них прекрасных космонавтов, за два месяца ну вообще никак".

Ладно, продолжение следует.

UPD: Кажется, я зря обвинил Феоктистова в аморалке - это Егоров был, извините за склерозис. Тоже не каманинский кадр, летал от Минздрава.

Дневники Каманина-2.

Про персоналии.

Министерство обороны.
Министры Малиновский, Гречко. Крайний негатив. Тупая пехота, которая не может рыло поднять от своего окопа и не понимает важности космоса.
Примерно то же про НГШ и др., разве что Бирюзов вовремя погиб, не успел обломать надежды.
ВМФ - в целом позитив, рассматривается как естественный союзник, кроме одного места с поиском "Зондов" в Индийском океане. Каманин хочет сэкономить на этом поиске, Горшков предсказуемо против.
Ракетчики - я б сказал, вооруженный нейтралитет; все же от них зависят запуски. К начальнику космодрома позитив.
ВВС. Вершинин - просто мегапозитив, лучший Главком за всю историю. Судя по всему, он Каманина и вытащил на текущий пост и постоянно поддерживает; тот в ответ предельно лоялен. Остальным достается практически всем, начиная с непосредственного шефа Руденко - этому вообще по первое число сперва, потом как-то друг к другу привыкают относительно. Интересно, что нет ни одной жалобы на подчиненных Каманина, сотрудников его аппарата. С другой стороны, он их и не хвалит, как не будешь же хвалить собственные пальцы.
Новый Главком, Кутахов - масса нелестных слов, вплоть до "Работать с Кутаховым - пытка".
ЦПК. Два начальника, оба, по мнению Каманина, крайне неудачные. Одного снять удается, второй, видимо, уволен в отставку вместе с самим Каманиным после гибели экипажа "Союза-11". Каманин умалчивает об оргпоследствиях этого факта, надо отметить, и подает дело так, что лишился должности планово.
Космонавты.
Портреты вырисовываются такие.
Гагарин - выбран из расчета пропаганды; за харизму, в первую очередь. В целом марку держит, косяки есть поначалу, но в итоге довольно быстро справляется. Планируется Каманиным на высокие посты в будущем, гибнет в абсолютно рядовом полете с опытнейшим инструктором, командиром полка.
Титов - паршивая овца в стаде. Якобы резко изменился с момента полета (ну или Каманин просмотрел изъяны в его личности изначально). Косяки по пьянке регулярные, проблему Титова Каманину решить так и не удалось.
Николаев - эдакий увалень, тормозной чуть, но очень надежный. Ему сильно не повезло с Терешковой, по факту ему приказали на ней жениться, промучились двадцать лет и развелись.
Попович и Быковский - ну как-то в категории "и другие", ярких особо черт не замечено.
Нелюбова Каманин жалеет, и вернул бы его, возможно - но что-то не сложилось. И да, однозначно это было самоубийство, потому что он был не просто в шестерке, а вообще третий.
Терешкова... Каманин очень доволен ее карьерой, и пишет, что именно на это и рассчитывал. Проблема в том, что мне лично она крепко не нравится. Есть там один момент с мужем, я позже даже процитирую - исключительно мерзко ее характеризует.
Из остальных космонавтов в лучшую сторону Каманиным выделяются Шаталов (занял в итоге место самого Каманина, исключительно положительно характеризуется), Береговой (бывший летчик каманинского корпуса, "один из лучших ведущих", по всему - протеже самого Каманина) и Леонов. Леонов вообще единственный там интеллигентный, живой и умный человек до какого-то момента. Иногда, впрочем, слишком умный и живой.

Ладно, продолжение следует, еще надо про персоналии в промышленности будет, и в политике.

Дневники Каманина.

Ув. lozga недавно тут составил мини-список из пяти книг, которые его сформировали. И первой в списке стоит ПНвС, а пятой - дневники Каманина. Я о них слышал, конечно, но после такого обязан был прочитать. Вот только объем неверно оценивал - а там четыре тома по 400 страниц в бумаге. Ну на Милитере есть, за неделю одолел. И надо бы записать для памяти какие-то важные вещи, по пунктам.
Пункты, наверное, буду записывать в случайном порядке, как вспомню, и без тяжелых цитат.

1. Про политические взгляды.
Каманин убежденный коммунист и сталинист. Но при этом, что парадоксально, он за реальные альтернативные выборы и сменяемость власти, об этом немного, но есть. Как у него это в голове уживалось, я не вполне понимаю.
2. Про стиль работы.
Каманин безумно много работает, особенно в периоды запусков. Неоднократно встречаются записи о том, что он спит крайне мало, по паре часов в день. Решительно не могу понять, почему ему никто не сказал, что качество управленческих решений и контроля при таком графике - неизбежно будет ниже плинтуса.
3. Про цеховую солидарность.
Каманин летчик до мозга костей, и всегда держит в уме интересы ВВС. Приводит это к постоянным подковерным дракам и перетягиванию одеяла. Описание этого занимает не меньше трех четвертей дневника. Регулярно он честит оппонентов (МАП, Минздрав, ракетчиков) перестраховщиками - и тут же перестраховывается сам еще хлеще.
4. Про семейную жизнь.
Жена Каманина не работает, может себе позволить, он получает ОЧЕНЬ много. Сидит с внучкой, а потом и с внуком, ведет хозяйство. Каманин регулярно пишет, что скучает по ней и внучке; относительно младшего сына все записи без сантиментов, а о невестке совсем немного. Зато относительно много о матери. В одном месте тяжелая обида на жену, которая засомневалась в нем при появлении первой же лже-дочери.
5. Про приметы времени.
Частично я уже писал об этом, но есть и другие. Пьяные за рулем описаны неоднократно, чаще всех Титов. В начале 60-х при Хрущеве тотальный дефицит продуктов; жена однажды стоит два часа за молоком и не покупает, не хватило. Было что-то еще такое же вопиющее по нынешним меркам, вспомню - напишу.
6. Про гибель Гагарина.
Каманин считает, что причина катастрофы неизвестна, и едва ли будет точно установлена. Не исключает даже и диверсии. Переносит гибель Гагарина крайне тяжело; относится к нему буквально как к родному сыну.
7. Про американцев на Луне.
Каманин ни секунды не сомневается в реальности американской лунной программы. Очень тягостно смотреть, как он от уверенности в отечественной переходит к сомнениям, потом к тяжелым сомнениям, потом к уверенности в провале.

Наверное хватит пока, надо будет еще записать про персоналии, про нацвопрос, про собственно космическую программу СССР.

Очень хочется поделиться.

Четвертый уже день читаю дневники Каманина, "Скрытый космос". Полностью осмысливать буду потом, но очень хочется привести несколько отрывков. Даже без особых комментариев. Все за 1965-й год, ну так совпало.

1. Звонил Быковский, он интересовался судьбой своего рапорта о приобретении в Чехословакии детского молока для его малыша. По этому поводу пришлось просить министра финансов разрешить обменять 150 рублей на чехословацкие кроны, и только после разрешения на обмен денег закажем в Праге молоко.

2. Звонил Келдыш. Он, как и Королев, ходатайствует за майора Белоусова, которому мы отказали в приеме в число слушателей-космонавтов. Белоусову 35 лет, он более шести лет служит на космодроме Байконур, обладает отличным здоровьем и настойчиво пытается попасть в ряды космонавтов. Общее впечатление от Белоусова хорошее, но его тесть во время войны служил переводчиком у немцев и был осужден за пособничество врагу.

3. 2 октября.

Был в Центре. Все космонавты находились в этот день на занятиях в ОКБ-1, а более сотни сотрудников ЦПК уехали на сбор картофеля.


Про хрущевские времена там еще веселее, но ладно, Хрущев есть Хрущев. Блин, поневоле хочется вопрос "почему распался Союз" заменить вопросом "как он вообще столько продержался".

А всё остальное — судьба…

Перечитываю "Саргассы в космосе", ищу якобы пропущенные Арктанычем в переводе четыре страницы. Пока не нашел, но есть интересные пересечения (или параллели, бгг?) с корпусом текстов АБС. Начать с одного из второстепенных героев, Камила Али. Что-то еще было такое же, по мелочи, а вот сейчас наткнулся на замечательную фразу - ну, все узнают, думаю.

If a man gets away with a whole skin, a space-worthy ship, and a reasonable percentage of profit, the Lords of High Space have been good to him. We can’t ask for more.

Вообще на удивление приличный перевод, да и сама повесть вполне ничо себе. Перевод, что интересно, абсолютно не рабский, но очень близко к тексту. Пока что удивило только "мертвый груз" вместо "балласт", dead weight, остальное без серьезных претензий. На добрую уже четверть книги ни одного места, где переводчик не понял бы автора. Были же времена, блин.

О жутком.

Вышел покурить на балкон, глухая ночь, через пустырь длиннющий девятиэтажник, горят немногие окна.

Вдруг подумалось (курил просто сигарету, клянусь!) - если бы сейчас окна в этом доме вспыхнули словом "ПРЕВЕД!", то я бы, наверное, сильно испугался.

Был, кстати, такой рассказ у кого-то из итальянцев (?) - звезды на небе начали двигаться, астрономы в панике, через неделю звезды складываются в рекламу мыла или стирального порошка, мат до неба, из какого-то подвала вытаскивают гениального ученого с машинкой для искажения световых лучей, который от бедности подписал рекламный контракт.

Всё же страшная штука - необъяснимое. Были случаи в жизни, несколько. С большими моральными потерями списал на совпадение.

В продолжение предыдущей записи.

Ну, поскольку я не нашел дурнее себя, придется считать самому.

Итак, дано:

— Мы почти на месте, — сказал Антон. — Остается только выбрать планету и решить, где высадиться.
Саул сел рядом с ним.
— Мы далеко от Земли? — спросил он.
— Полтораста парсеков. Почти на пределе для нашего "Корабля".


Берем каталог Глизе, ближайших звезд. Третье издание, 25 парсеков; на 1991 год в нем было около 3800 звезд, ну пусть сейчас 4 тысячи. Произвольно предполагая плотность звездного населения за пределами 25 парсеков, равную плотности в их пределах, множим это число на, очевидно, шесть в кубе, то есть 216. Получаем с точностью до порядка величины около миллиона звезд в радиусе доступности для "Корабля". Здесь надо сразу уточнить, что не имею представления о коричневых карликах в этом каталоге, поэтому вынужденно ими пренебрегаю.

Пусть все указанные у АБС гуманоидные цивилизации живут под звездами класса Солнца и смежных классов, хотя вот причиной эвакуации пантиан названа угроза взрыва звезды. Ну, мало ли, бывает. Вики нам сообщает, что наш родимый класс G составляет 7.6% главной последовательности, более горячий F - почти ровно три, менее горячий K - 12.1%. Опять же произвольно берем по половине из смежных классов и полностью класс G - получаем процентов 15 звезд условно цивилизационно-пригодных, то есть тысяч сто пятьдесят.

Теперь прикинем за планетные системы, а точней, почитаем - что прикинуто до нас. А там "ученые спорят", оказывается. По оптимистическим оценкам планетами в "зоне жизни" из таких звезд обладают процентов 30, по пессимистическим - процента три. Среднепотолочным методом возьмем процентов десять. Это пятнадцать тысяч потенциально обитаемых планетных систем в досягаемости.

Ну и само собой, дальше идут непроверяемые на данный момент коэффициенты формулы Дрейка - вероятность возникновения жизни и вероятность возникновения цивилизации. Понятно, что у АБС описаны случаи "полетели наугад - нашли жизнь и цивилизацию" - ОО, ПкБ, Возвращение с Леонидой, далее везде. Понятно, что случаи холостых прогонов не описаны ввиду их нечитабельности. Но вот меж тем родители Малыша, Семеновы, шарахались на своем корабле несколько лет, пока не разбились на Ковчеге (где они заправлялись, вопрос открытый) - и как-то не отмечено, что они открыли прям до фига планет с жизнью и цивилизацией, а точней, судя по всему - ни одной и не открыли, иначе бы в справке это было указано (полагаю).

Резюмируя ожидаемо приведшие в тупик расчеты, хочу сказать следующее (точней, повторить) - я НЕ ВЕРЮ, что обнаруженных землянами Мира Полдня цивилизаций была хотя бы даже сотня: поименованы с натяжками штук десять-двенадцать, причем не все из них гуманоидные.

Но что очень важно - так это то, что среди них нет ни одной космической и ВСЕ как одна по уровню развития стоят ниже землян (ну вопрос с Тагорой, Леонидой, голованами и жителями Ковчега скользкий, но явно эти цивилизации ненамного старше, если вообще старше). Вот почему так вышло - вопрос действительно крайне интересный. Банальный вариант ответа - нечитабельность иного, небанальный - на ваше усмотрение.

Стругацковедческое.

Чот я задумался про радиант Пильмана. Насколько помню, он приводил аналогию со стрельбой из пистолета по вращающемуся глобусу - точно и красиво. Одна беда. Глобус ведь не просто вращается, он же еще по орбите летит. И не по одной. Вокруг Солнца, вокруг центра Местного скопления, вокруг центра Галактики, наконец. Не стоит на месте, короче. Зон, кажется, было шесть - получается, что между "выстрелами" проходило часа по четыре, за это время "глобус" уйдет черт-те куда.

Мало того, тогда получается, что Посещение в каждой из Зон начиналось с четырехчасовым сдвигом по времени, о чем в тексте нет ни слова - а меж тем, это деталь весьма значимая, и позволила бы дойти до радианта Пильмана абсолютно любому астроному примерно в ноль секунд.

Я все правильно же говорю? Если все "выстрелы" попали в Землю, несмотря на ее собственное движение, то, значит, целились именно в нее.

АПД: Нет, все же я тупой. Но цепкий. Полдня разговоров - и элементарная мысль наконец:

Да я так-то вообще задумался всерьез насчет радианта. Понимаете, радианты считаются по траекториям. А траекторий нет. Ни в воздухе метеорных следов, ни в земле следов вхождения. Единственный способ хоть как-то этот радиант построить у Пильмана - это знать точное время возникновения каждой из Зон, и по пересечению наблюдаемых в этот момент с этого места участков неба попытаться что-то построить.

Только так, и никак иначе.